Воложин

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Воложинская йешива»)
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Районный центр
Воложин
Валожын
Страна Белоруссия
Координаты Координаты: 54°05′00″ с. ш. 26°31′00″ в. д. / 54.083333° с. ш. 26.516667° в. д. (G) (O)54°05′00″ с. ш. 26°31′00″ в. д. / 54.083333° с. ш. 26.516667° в. д. (G) (O)
Численность населения 9286
Год переписи 2014
Дата основания 16 век
Первое поселение евреев 16 век
Воложин (Белоруссия)
Red pog.png



Воложин - город, центр Воложинского района Минской области Республики Беларусь.

Содержание

Общие сведения о городе

Воложин находится в северо-западной части Минской области, в 76 км от Минска. Население города в 2010-х годах около 9200 человек.

В 16–18 вв. местечко Виленского повета и воеводства в составе Речи Посполитой. С 1795 г. — в Российской империи. В 19 в. – начале 20 в. местечко Ошмянского уезда Виленской губернии. В 1920–39 гг. в Новогрудском воеводстве в Польше. В 1939–91 гг. в составе Советского Союза.

Евреи в Воложине до XIX века

Евреи жили в Воложине с середины 16 века.

В 1847 г. Воложинское еврейское общество составляло 590 душ. В 1890-х гг. евреев было около 1900 (77.7%). По переписи 1897 г. в Воложине и близлежащих деревнях проживало 4534 жителя, из которых 2452 были евреи (54.1%).

Воложинская йешива - довоенная фотография.

Йешива

В 1803 г. Хаим Воложинер основал в городе иешиву, названную в его честь «Эц Хаим». Все последующие руководители Йешивы были потомками Х. Воложинера или были связаны с его семьей родственными узами. Они считались крупными раввинистическими авторитетами, и некоторые, прежде всего Нафтали Цви Иехуда Берлин, Иосеф Беер Соловейчик и Хаим hа-Леви Соловейчик, сыграли существенную роль в развитии еврейской религиозной мысли нового времени.

Воложинская ешива была основана как против хасидского движения, так и против Ѓаскалы. Хаим утверждал, что центром еврейской религиозной жизни было постоянное изучение Талмуда. Цель состояла не в обучении раввинов, которые, вероятно, составляли лишь небольшую часть студентов, а скорее в обучении набожных мирян, которые могли бы продолжать изучать Талмуд в своей личной жизни.

Хаим привлек сотни студентов из Литвы и Белоруссии. Воложинская йешива стала образцом для всех последующих литовских йешив, в том числе на Слободке, в Ковно, в Мире, в Тельце, в Барановичах, в Слуцке, в Поневеже и в Клецке. Они просуществовали до начала Второй мировой войны. Пережившие Холокост, приехавшие в Израиль и Америку, приступили к возрождению йешив со старыми географическими названиями.

Характерной чертой, которая отличала эти литовские академии от их ранних современных предшественников и подобных учреждений в других местах, было то, что эти йешивы больше не содержались местной общиной, и раввин общины не обязательно был главой ее академии.

Скорее йешива — новое надобщинное учреждение, поддерживаемое региональным сбором средств, — теперь стала частной собственностью своего рош-йешивы. Когда рош-ешива умирал, один из его детей — если не сын, то зять — наследовал мантию. Таким образом, были созданы новые раввинистические или, точнее, нераввинистические династии йешив.

Соответственно, когда Хаим умер в 1822 году, его сменил на посту раввина и рош-ешивы в Воложине его сын Ицхак (известный как Реб Ичеле), а когда Ицхак умер в 1849 году, его зять Элиэзер Ицхак Фрид ( 1809–1853), который также был внуком Хаима, унаследовал то, что к тому времени было двумя отдельными должностями.

Когда через несколько лет Элиэзер умер, этот пост унаследовал другой зять реб Ичеле, Нафтали Цви Иеhуда Берлин (1816–1893), известный под аббревиатурой Нецив. На короткое время ему бросил вызов Йегошуа Хешель Левин, который женился на внучке реб Ичеле. Но вскоре Левина вытеснил другой конкурент, Йосеф Дов Бер hа-Леви Соловейчик (1820–1892), правнук Хаима, который вынудил Нецива разделить с ним пост.

Эти двое не сходились во взглядах, и вскоре стало ясно, что только один может управлять йешивой. В конце концов именно кроткий Нецив уговорил своего более непостоянного двоюродного брата Йосефа Дова покинуть иешиву в 1864 году.

У этих двоих были противоположные характеры. Эрудированный Нецив был тактичен и дружелюбен со своими учениками, а Йосеф Дов, резкий и сообразительный, относился к другим с неуважением. Йосеф Дов был более глубоким и считался выдающимся знатоком Талмуда своего времени. Его три тома респонса «Бет ха-Леви» (семья Соловейчиков — левиты) произвели глубокое впечатление на всех ученых-раввинов.

Начало века

Йешива, в основном, была создана, чтобы служить в качестве барьера на пути распространения хасидизма, особенно среди молодежи, когда стало ясно, что сильная оппозиция хасидизму была не в состоянии остановить его продвижение. Раввин Хаим Воложинер считал, что причиной этому был пилпул - основной метод обучения, отрывающий изучение Талмуда от его hалахических основ, что было причиной недовольства среди молодежи и толкало многих из них в руки хасидизма из-за предлагаемого им религиозного стимула и вдохновения.

Поэтому в своей йешиве он установил правило обучать учеников методами, преподаваемыми Элияhу бен Шломо Залманом, Виленским Гаоном: анализ текста и понимание его обычного значения. По одному преданию, йешива был основана по поручению Гаона, хотя она была создана в 1803 году, через несколько лет после его смерти.

В это время две йешивы уже существовали в Вильно, но раввин Хаим решил основать новую - возможно, чтобы удалиться из-под влияния виленской общинной администрации, страдавшей тяжёлыми внутренними раздорами, чтобы вести дело в соответствии с его собственными взглядами.

Он противился проживанию учеников за пределами йешивы, чтобы не допустить попадания их под внешнее воздействие. Для этого он взял на себя обеспечение учеников средствами к существованию. Для сбора средств на йешиву он обратился к еврейским общинам. В результате Воложинская йешива стала не просто местным учебным заведением, а предприятием всей литовской общины (миснагдим) и прототипом всех литовских йешив, основанных после этого.

Йешива начала работать с 10 учениками, но быстро приобрела имя среди еврейского населения. Её стали настолько высоко ценить, что военный губернатор Литвы в 1813 году, во время наполеоновских войн, выдал рабби Хаиму документ для защиты - приказ всем воинским частям защищать его и студентом и оказывать им всяческую помощь. В это время там было уже 100 учеников. Было построено деревянное здание. Основные лекции читали сам рабби Хаим, его зять рабби Гилель, раввин Гродно, а его сын рабби Ицхак.

После смерти рабби Хаима в 1821 его сын рабби Ицхак стал главой йешивы. Примерно в это же время (1824) российские власти решили закрыть йешиву по неизвестным причинам. Тем не менее, несмотря на официальный приказ, запрещающий её существование, йешива продолжали функционировать и расширяться. Число учеников возросло до 200, и здания были расширены.

Воложинская йешива как одно из основных еврейских учреждений николаевской России

Глава Воложинского йешивы рассматривался в это время, даже властями, как один из лидеров российского еврейства. Когда в 1843 году правительство приняло решение, в соответствии с рекомендациями "еврейского комитета", созвать конференцию раввинов, чтобы обсудить проблемы еврейского образования, рабби Ицхаак был приглашен. Он воспользовался этой возможностью, чтобы получить официальное признание йешивы, предъявив в министерстве образования защитное письмо, выданное в своё время его отцу.

Поскольку рабби Ицхак тогда занимался общественными делами и административными и финансовыми делами йешивы, задача преподавания была в основном переложена на двух его зятьёв, рабби Элиэзера Ицхака Фрида и Нафтали Цви Йhуду Берлина (Ѓа-Мелиц). В это время в йешиве уже начались споры, потому что, в противоречии с традицией, заложенной ее основателем, рабби Элиэзер Ицхак склонялся к пилпулу, и имел последователей среди учеников.

После смерти рабби Ицхака в 1849 году рабби Элиэзер Ицхак Фрид был назначен главой йешивы и рабби Нафтали Цви Йеhуда Берлин проректором. Рабби Элиэзер Исаак жил ненамного дольше, умер в 1854 году. Когда и рабби Берлин, и внук рабби Хаима, рабби Йосеф Бер Соловейчик, были назначенные руководителями, тяжелый спор вспыхнул по поводу методов обучения, в котором рабби Йосеф Бер поддерживал метод пилпул и имел много сторонников среди учеников йешивы.

Когда спор грозил поставить под угрозу существование йешивы, делегация видных литовских раввинов, в том числе Давид Тевеле из Минска, Иосиф Слуцкий, Исаак Эльханан Спектор из Ковно и Зеев Магид из Вильно, прибыла к Воложин для того, чтобы урегулировать споры. Комитет постановил, что рабби Берлин должен быть главным в йешиве, а рабби Йосеф Бер его заместителем. С тех пор йешиву возглавили два человека - галава йешивы и его заместитель. В 1865 году рабби Йосеф Бер ушёл из йешивы на пост раввина Брест-Литовска. Рабби Рафаэль Шапиро, зять рабби Берлина, был назначен на его место, служил в этой должности до 1881 г. Его преемник был рабби Хаим Соловейчик, сын Йосефа Бера и внук рабби Берлина.

В конце 1850-х годов правительство возобновило кампанию против хедеров и йешив. Этому способствовали ряд маскилим, которые послали меморандумы назначенному государством еврейскому комитету с просьбой закрыть йешивы как "питомник фанатичной раввинов." Правительство, очевидно, считал, что пока йешивы продолжают существовать, выпускники государственных раввинских семинарий не будут приняты на посты раввинов, и что на йешива Воложина был главным конкурентом этих семинарий.

Таким образом, в апреле 1858 г. йешива была закрыта по приказу властей на том основании, что её учебные планы не были представлены на утверждение в Министерство образования. Выдающиеся евреи из Вильно и Минска направили петицию властям с просьбой разрешить йешиве возобновить работу из уважения к её выдающейся роли в подготовке видных раввинов. Несмотря на все усилия евреев, власти не отменили своего решения. Но, как и в 1824 году, у него не было заметных практических последствий.

В 1870-1880-х годах

Раввин Берлин оказался наиболее способным администратором, ему помогала в этом его жена Батья Мириам. Число учащихся продолжало расти, достигнув 300 в конце 1870-х годов и 400 в конце 1880-х годов. Высокая репутация йешивы привлекала учащихся из других стран, в том числе Англии, Германии, Австрии и Северной Америки.

Берлин также значительно расширил бюджет йешивы, который в 1885 году достиг 16,675 рублей серебром, из которых 6000 были израсходованы на поддержку студентов (на младших курсах получали 3.58 рубля ежемесячно, а на старших 9.56), и 3618 рублей на заработную плату учителей. В конце 1860-х годов рабби Берлин отправился для сбора средств для нового здания и библиотеки, и послал своих эмиссаров во все части диаспоры. Дело удалось, и каменное здание в три этажа было построено на эти средства.

Для учеников был разработан распорядок дня. Молитва в 8 утра, потом завтрак. Затем чтение и толкование недельной главы Торы раввином йешивы. Самостоятельные занятия с 10 утра до часа дня, во время которого руководитель следил, чтобы никто не пропускал эти занятия. Затем следовала лекция раввина и обед. Ученики возвращались в йешиву к 4 часам, следовала минха, затем самостоятельные занятия до 10 вечера, молитва маарив и ужин. Многие хотели вернуться в йешиву и учиться до полуночи. Они спали до 3 часов ночи и продолжали учиться до утра. Атмосфера йешивы была создана учебным циклом молодых студентов, она была посвящена их энтузиазму в изучении Торы. На каждом курсе («змане») глава йешивы экзаменовал учеников.

В 1860-х годах в еврейской прессе стала проявляться оппозиция йешивам. Только крайние маскилим требовали их закрыть; другие критиковали их систему обучения и её содержание, и желали ввести общие предметы, как было принято в раввинских семинариях в Германии и в западных странах. Раввин Берлин выступает категорически против каких-либо изменений такого рода. Но, когда комиссия Палена заседала в Санкт-Петербурге и обсуждала еврейский вопрос, некоторые еврейские общинные лидеры сочли необходимым продемонстрировать властям, что евреи готовы внести изменения. Под их давлением в 1887 ряд видных раввинов, в том числе Ицхак Эльханан Спектор, Йосеф Бер Соловейчик и Нафтали Берлин были вызваны в Санкт-Петербург, и на этой встрече было принято решение о назначении специального учителя, чтобы преподавать в йешиве русский язык и арифметику, при условии, что эти занятия будут проводиться не в йешиве, а за её пределами. Воложинская йешива воздержалась от воплощение этого решения в жизнь.

Несмотря на бдительность инспекторов и суровую дисциплину в йешивы, внешние воздействия начали проникать туда. С середины 19 в. в йешиве стало сказываться влияние недавно возникшего нравственно-этического течения мусар, несмотря на сдержанное отношение руководителя йешивы к этому движению. Изучение этических произведений, как Ховот hа-левавот и Месилат Йешарим получило широкое признания многих. В 1870-е гг. в йешиву все больше стали проникать идеи Ѓаскалы, а в 1880-х гг. многих учащихся привлекло движение Ховевей Цион, которому сочувствовал и сам раввин Берлин.

Йешива в конце XIX века

Но этим дело не кончилось.Тем не менее, духовное волнение поднят этих влияний не заканчивается. Всё большее число учеников стало читать литературу Ѓаскалы на иврите и других языках, несмотря на энергичное противодействие галвы йешивы. Маскилим стали требовать изменений в режиме йешивы, что, наконец, вызвало вмешательство со стороны российских органов управления образованием.

В 1891 г. русский министр народного просвещения утвердил Правила о Воложинском ешиботе, согласно которым студенты должны были отныне изучать не только Талмуд и источники еврейских религиозных законов, но и русский язык и арифметику в объеме курса еврейских народных училищ. Глава йешивы Н. Берлин не согласился с этим, и в 1892 г. власти объявили о закрытии йешивы. Н. Берлин и учащиеся йешивы были высланы из Воложина.

В 1895 году правительство разрешило использовать здание йешивы в качестве места молитвы. Ученики снова собрались и заложили основу для возрождения йешивы. Она продолжала расширяться и развиваться вплоть до Первой мировой войны. С 1899 раввин Рафаэль Шапира был её главой. С приближением фронтовой полосы к Воложину занятия прекратились. Все преподаватели и ученики вместе с другими еврейскими беженцами уехали в Минск.

Йешива была открыта вновь лишь в 1921 г. и продолжала работать до Второй мировой войны, но количество учащихся в ней значительно сократилось. Её возглавлял раввин Яков Шапира (умер в 1936 г.), а затем его зять раввин Хаим Вулькин. Он погиб в Холокосте вместе с последними 64 учениками.

В разное время в Воложинской йешиве учились некоторые еврейские писатели и поэты, в том числе М. И. Бердичевский и Х. Н. Бялик, запечатлевший атмосферу йешивы в поэме «Ѓа-матмид» («Подвижник»).

Конец XIX - начало XX века

С 1886 года раввином в Воложине был Рафаэль Шапира (1837—1921), с 1910 — И.Л. Авида, в 1915 — Шимон Перский. В конце 19 в. Пинхос Турберг (1875—1951) издавал в Воложине журнал «Ѓабо́кер-Ор». В 1909 в Воложине имелись 4 синагоги и народное еврейское училище с женской сменой.

В 1921 г. по Рижскому мирному договору Воложин вошел в состав Польши. В 1931 году в Воложине жили 1434 еврея (из 5600 жителей).

Они в основном занимались мелкой торговлей, работали в лесной промышленности, мукомольной, кожевенной, кирпичной и занимались ремеслами для удовлетворения потребностей сельских населенных пунктов. Во время Второй мировой войны, накануне Холокоста, по оценкам выживших, в Воложине было около 3000 евреев.

С сентября 1939 г. Воложин — в составе Советского Союза.

Холокост

Оккупирован немецкими войсками 26 июня 1941 г. Вскоре после оккупации в Воложине было создано гетто. Была образована еврейская подпольная группа антинацистского Сопротивления.

Уже в августе на окраине города были расстреляны 45 евреев. Вторая акция произошла в сентябре 1942 г. Приехавшие на двух автомашинах гестаповцы вместе с местными полицейскими-белорусами расстреляли 225 евреев в районе польских казарм и на улице Дубинской. В январе 1943 г. на окраине Воложина, на улице Шеповаловской в ходе третьей акции в сарае для просушки льна были сожжены заживо около 400 евреев. В июне 1943 г. на еврейском кладбище в ходе четвертой акции было расстреляно свыше 1500 человек, в том числе детей и женщин.

Части советской армии освободили Воложин 5 июля 1944 г. Им помогали партизанские отряды, в которые входили и евреи.

Конец XX века

Здание Воложинской йешивы - современный вид.

После Второй мировой войны еврейская жизнь в городе не была восстановлена. По переписи 1989 г., в Воложинском районе Минской области проживал 51н еврей, из них пятеро — в сельской местности. Согласно переписи 1991 г., в Воложине евреи не проживали. В 1990-е гг. на средства зарубежных еврейских организаций была приведена в порядок территория еврейского кладбища (оно было огорожено забором) и реставрированы памятники. В 1995 г. на месте массового уничтожения евреев был поставлен памятник с надписями на белорусском языке и на иврите. В 1997 в Воложине жили 14 евреев.

В начале XXI века в Воложинском районе жили около 180 евреев.

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ВОЛОЖИН в ЭЕЭ