Новый сайт всех книг и материалов Пинхаса Полонского http://pinchaspolonsky.org/

Пользуйтесь, спрашивайте, присылайте критику для улучшения сайта

Агада (часть Устной Торы)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Ѓагада (часть Устной Торы)»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Дата создания: 04/12/2010

Агад́а (Аггада) (אַגָּדָה - `повествование`, множ. "агадот") - часть Устного Закона, не относящаяся к Галахе, то есть не имеющая характера религиозно-юридической регламентации.

Агада включает притчи, легенды, сентенции, проповеди, поэтические гимны народу Израиля и Святой земле, философско-теологические рассуждения и т. п. Некоторые части агады являются древнейшими источниками еврейского мистицизма. Многие фрагменты агады имеют характер острой полемики с саддукеями, гностиками, христианами.

Содержание

Развитие Агады

Являясь продуктом творчества многих поколений, Агада в значительной части своей опирается на ТаНаХ. Многие повествовательные фрагменты, входящие в Агаду, представляют собой запись народных преданий, связанных с библейскими персонажами. События, о которых рассказывается в Библии, часто служат в Агаде ядром нового развернутого повествования. Персонажи, которым в Библии уделено сравнительно мало места и внимания, иногда становятся центральными героями рассказов Аггады. Существовала длительная традиция hагады до того, как hагадический материал подвергся фиксации, и часть Аггады была собрана в книгах, которые особо упоминаются в Талмуде (ТИ., Кил. 32б; Санх. 57б; Тм. 14б и т. п.).

Среди законоучителей талмудических времен одним из наиболее выдающихся знатоков Агады был Иоханан бар Наппаха, говоривший, что он знает всю Агаду, за исключением той, которая связана с книгой Притчей Соломоновых и с Экклесиастом (ТИ., Хор. 48б).

Гомилетическая и экзегетическая Агада

Много агадического материала, часто смешанного с неагадическими элементами, находится в корпусе иудео-эллинистической литературы: апокрифах, псевдоэпиграфах, трудах Йосефа Флавия, Филона Александрийского и др.

Своего наивышего развития агадическая экзегеза достигает в великую эпоху складывания Мишны и Талмуда, между 199 и 550 гг. н.э.

Основным создателем Аггады явилось еврейство Эрец-Исраэль во времена Второго храма и вплоть до конца талмудического периода. Агадические мидраши в основном производны от учения таннаев и основываются на нем.

Агада в талмуде и мидрашах

В Мишне hагадический материал содержится в сравнительно небольших количествах и обычно находится в конце трактатов или в конце изложения взглядов какого-либо религиозного авторитета. В Гемаре Иерусалимского Талмуда hагадический материал занимает около трети текста, а в Гемаре Вавилонского Талмуда — около четверти текста. В гемарах hагадический материал также преимущественно находится на стыках разделов галахического характера.

Содержание Агады

Агада не содержит четко выработанных предписаний, исполнение которых считается обязательным, и религиозные авторитеты уже талмудического периода не считали ее столь же нормативной, как Галаху. Некоторые части Агады являются древнейшими источниками еврейского мистицизма, особенно агадические материалы, связанные с развитием еврейской эсхатологии. Многие фрагменты Агады имеют характер острой полемики с саддукеями, гностиками, христианами.

Многие притчи и легенды Агады содержат сюжеты и мотивы, широко бытующие в мировом фольклоре. Контакты между евреями и другими народами в длительный период, в течение которого создавалась Агада, привели к ощутимому влиянию на нее концепций и взглядов этих народов, и прежде всего к влиянию разных школ греческой философии (платоники, стоики, пифагорейцы) и культуры ближневосточного эллинизма.

Поздние компиляции Агады

Эйн Яаков – компиляция hагадического материала с комментарием, содержащегося в Вавилонском Талмуде. Она была составлена Яковом ибн Хабибом и (после его смерти) его сыном, рабби Леви ибн Хабибом, впервые была напечатана в Салониках в 1515. Сборник был замыслен как hагадический текст, предназначенный для не менее серьезного изучения, чем Гемара. Популярные антологии стали появляться только недавно, в них включают агадот не только из классической раввинистической литературы.

Наиболее известные работы, комментирующие hагадот в талмуде

  • "Хидушей аггадот" Шмуэля Эдельса, Маhарша
  • "Хидушей аггадот" Маhараля
  • "Биур аггадот" (объяснения аггадот) и "Перуш аль кама hагадот" Виленского гаона
  • "Эин айа" - комментарий на Эйн Яаков рава А.И.Кука.


Наиболее существенный вклад в изучение Аггады внесли В. Бахер (1850–1913) и Л. Гинцберг.

Широкую популярность получил свод hагады, выполненный Х. Н. Бяликом и И. Х. Равницким, «Сефер hа-агада» (в русском переводе «Агада. Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей в 4-х частях. Авторизованный перевод с введением С. Фруга», Одесса, 1910–1919, вышли лишь две части; переиздания: Берлин (1922), Иерусалим (1972).

Толкование Агады. Буквальные-аллегорические учения

Подход Рамхаля

Рабби Моше Хаим Луцатто (Рамхаль) обсуждает двойную, буквально-аллегорическую форму передачи Агады в своей статье (маамар аль hа агадот). Он объясняет, что мудрецы решили записать Устный Закон, опасаясь, что он будет забываться, и по той же причине они начали записывать агадот.

Агадот делятся на два вида: один вид агадот – «объясняющие» агадот, те, в которых истолковывается Писание, и «ученые» агадот, в которых сообщаются принципы морали или тайны божественного (тайны Торы). Нельзя было записывать агадот, содержащие тайны Торы, в открытой форме, так же, как записывались агадот, поясняющие заповеди и законы, поскольку нельзя передавать тайны божественного людям с плохими качествами души, даже если они мудрейшие из мудрейших, а также и из-за их глубины, поскольку вещи, содержащиеся в них очень глубоки и в их изучении могут преуспеть лишь люди с утонченным умом, приученные к сложным рассуждениям, людям же грубого ума истинные и драгоценные вещи, содержащиеся в них, будут представляться путаными и дурными идеями.

Поэтому решили, чтобы дошли эти вещи до последних поколений записывать их загадками и притчами, так, чтобы не смог понять их тот, кому не переданы ключи к ним, правила, по которым понимаются их намеки и загадки. И тем, кому не передано ключей, представляются они запечатанным свитком, как будто бы и не были записаны вовсе. Эти ключи передавались из поколение в поколение от учителей к подходящим ученикам.

И мудрецы предупредили и так повелели всякому просвещенному и ученому, чтобы предостерегал и объявлял, что слова мудрецов и их загадки нуждаются в серьезном изучении, и приближающегося к ним без ключей постигнет неудача.

Подход Маймонида

Маймонид в предисловии к десятой главе трактата Сангедрин (Перек Хелек) описывает три возможных подхода к истолкованию Агады:

  1. Первый подход (к нему Маймонид относится отрицательно) - воспринимать агаду буквально, не принимая во внимание аллегорическое объяснение , даже когда буквальная интерпретация противоречит здравому смыслу.
  2. Второй подход - подход насмехающихся над мудрецами, утверждающих, что все сказанное ими следует понимать буквально и поэтому следует отвергнуть как невозможное, противоречащее разуму и реальности (и, следовательно, считающих мудрецов простаками и невеждами). Маймонид не противник рационалистической интерпретации, он противник такого экзегетического подхода, который лишает агаду скрытой рациональности. «Мудрецы представляли драшот в таком стиле, который отвергнет ум глупца, не следует приписывать недостатки драше – скорее следует подозревать, что недостаток - есть результат интеллектуальной ограниченности воспринимающего драшу» (введение к комментарию к Мишне).
  3. Третий подход – признание того, что большинство hагадот содержат глубокие истины и оперируют на двух уровнях: открытом и сокрытом. Таким образом, любое невозможное и фантастическое утверждение следует понимать как притчу, но если агаду можно понять буквально, то ее и следует понимать буквально. «Следует тщательно анализировать агадот ...и когда какие либо из них представляются трудными для понимания, мы должны углубляться в различные области знания до тех пор пока не поймем содержащиеся в них понятия. (Маймонид).

Следует заметить, что подход Маймонида широко разделяется не рационалистическими, мистическими направлениями в иудаизме, так, например, рабби Исайа Горовиц («hаШла» hа-кадош), считает что «ни одна из этих иногда совершенно невероятных историй не лишена глубокого смысла, и если кто либо и лишен понимания - то это читатель. (Шней лухот hа-брит).

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья АГГАДА в ЭЕЭ